Круглый стол

Круглый стол «История “Литературного наследства” в материалах архивных собраний Москвы и Петербурга»

Перейти к галерее

20 октября 2016 года в Отделе рукописей ИМЛИ им. А.М. Горького РАН состоялся круглый стол, на котором прозвучали сообщения участников проекта «“Литературное наследство”: научная школа и академическая серия в истории отечественного литературоведения 1930-1980-х гг.» (РГНФ, проект № 15-04-00297).

Открыло круглый стол выступление руководителя проекта, с.н.с. ИМЛИ РАН, к.ф.н., Максима Андреевича Фролова. Он подвел некоторые предварительные итоги работы участников проекта за этот год. Сам он в настоящее время он занимается комментированием полного корпуса переписки основателей и бессменных редакторов серии, И.С. Зильберштейна с С.А. Макашиным, охватывающей первые 27 лет существования «Литературного Наследства», представляющей собой документированную историю академической серии в необычном ракурсе, и позволяющей увидеть жизнь редакции и ее участников «изнутри», во всех ее сложностях, противоречиях, и, вместе с тем, в разнообразии обсуждаемых исследовательских тем, сюжетов. Архивный поиск, фундаментальная археографическая работа, привлечение новых сотрудников и авторов, формирование новых издательских замыслов, своего рода «кухня» научно-исследовательской работы – вот далеко неполный перечень тех сторон жизни «Литературного Наследства», которые нашли отражение в комментируемой переписке. Второе направление его работы – комментирование и подготовка к печати стенограммы заседания Бюро ОЛЯ АН СССР от 24 февраля 1959 г., относящейся к одному из наиболее драматичных эпизодов в судьбе редакции, а именно – к той волне печатной и устной критики и травли, инициированной представителями партийной и научной администрации, которая была вызвана выходом 65-го тома «Новое о Маяковском» и едва не приведшей к ликвидации уникального редакционно-авторского коллектива, сформировавшегося и завоевавшего признание и научный авторитет в нашей стране и за рубежом. В комментариях, на материале периодических изданий, а также документов редакционного архива, РГАЛИ и Архива РАН, прослеживается постепенное нагнетание начальственного недовольства вышедшим в свет изданием, а также голоса ближайших участников этого эпизода – как противников, так и защитников редакции и вышедшего в свет тома.

Продолжило программу круглого стола выступление Марины Юрьевны Любимовой, доктора культурологии, в.н.с. Российской Национальной Библиотеки. Она рассказала, что в процессе выявления материалов к истории «Литературного Наследства» в богатейшем собрании РНБ (ею был проведен фронтальный просмотр содержания нескольких десятков личных фондов, составлен археографически аннотированный перечень более ста единиц хранения, имеющих первостепенный интерес для осуществления проекта, начат и продолжается их компьютерный набор и подготовка к печати) удалось сформировать ряд эпистолярных корпусов, которые в готовящемся труде, посвященном истории «Литературного Наследства», могут составить, в силу своего культурного значения и информативности, совершенно особые, персональные разделы. Таковы, по ее убеждению, разделяемому остальными участниками проекта, переписка с редакцией серии историка, архивиста А.Н. Шебунина, литературоведа Л.Я. Гинзбург. Переписка Шебунина не только воссоздает во всей возможной полноте работу над фундаментальным довоенным трехтомником «Русская культура и Франция» (1937-1939), но, что не менее важно, как разрабатывается и окончательно формируется тип и формат томов «Литературного Наследства». А благодаря целостности сохранившегося эпистолярного корпуса читатель имеет возможность проследить этот процесс с разных точек зрения. На прошедшей в Пушкинском Доме 17-18 октября международной конференции «Архив ученого-филолога» (XX научные чтения Рукописного отдела) М.Ю. Любимова выступила с докладом «Письма редакторов серии “Литературное наследство” к Л.Я. Гинзбург (Из фондов Российской национальной библиотеки)», в котором рассказала еще об одном сюжете, над изучением которого она в настоящее время работает в рамках проекта – «Лидия Гинзбург и “Литературное наследство”». Помимо того, что ряд эпизодов ее сотрудничества с редакцией – немногочисленных, но значительных – теперь становится известным во всех подробностях, проясняются также некоторые особенности судьбы Гинзбург – ученого и человека, то, как она совмещала в своей работе собственно литературоведческую ее направление и археографическое. Наконец, как еще один важнейший эпистолярный корпус, служащий воссозданию истории «Литературного Наследства» и шире – истории отечественного литературоведения, упомянула М.Ю. Любимова письма С.А. Макашина, рассредоточенные по архивам адресатов. В связи с этим М.Ю. Любимова предложила подумать о возможных изменениях в композиции будущего издания, посвященного судьбе и истории работы редакции.

Ее мысль продолжил, к.ф.н., с.н.с. ИМЛИ РАН, Сергей Игоревич Панов, работающий над материалами, относящимися, главным образом к 1930-м годам, самому раннему и ответственному периоду в истории «Литературного Наследства», когда серия искала свое собственное «лицо», когда отрабатывались на практике композиция и состав томов, складывались первые авторские коллективы и т.д. Он предложил разделить издание на два (второй следует целиком составить из переписки, которая уже на сегодняшний день выявлена в значительно объеме), а если впоследствии возникнет такая необходимость, – то и на три тома. Он объяснил это необходимостью введения, помимо основного содержательного ядра (уже упомянутая переписка Макашина-Зильберштейна, расшифровки их устных воспоминаний из собрания Отдела устной истории НБ МГУ, подборки официальной переписки и редакционной переписки с авторами, наконец, стенограммы заседаний 1947-1949 гг., связанных с ленинградским периодом жизни редакции, которые готовит к печати С.И. Панов), новых разделов. Так, например, по его мнению, очень дополнили бы издание микро-публикации, которые он назвал «сюжетами истории» (истории неизданных томов и неосуществленных замыслов, издание книг-спутников серии и т.д.).

Об одном из таких сюжетов рассказал на круглом столе к.ф.н., с.н.с. ИМЛИ РАН, Максим Львович Федоров. Он посвятил свою публикацию в польском научном журнале истории создания русско-польского тома «Литературного Наследства» (том в свет не вышел; сохранились лишь планы содержания, приблизительный состав участников, переписка по тому, а также ряд публикаций, предложенных редакции, но не увидевших света; был задуман, но также не был составлен и опубликован том серии, посвященный Мицкевичу), проследив ее на материалах значительного по объему фонда «Литературного Наследства» в ОР ИМЛИ, работу над разбором и научным описанием которого в настоящее время он продолжает со своими коллегами – Д.С. Московской и Н.В. Петровой. Дарья Сергеевна Московская, д.ф.н., зам. директора, зав. Отделом рукописей ИМЛИ РАН, сосредоточила свое внимание на ближних задачах проекта с точки зрения его участников, работающих с материалами Отдела рукописей. Прежде всего, составление аннотированной описи фонда «Литературного Наследства», подготовка научной статьи обзорного характера по материалам этого фонда, затем – подготовка выявленных материалов к печати (компьютерный набор, археографическое описание и т.д.), подготовка совместно с другими участниками проекта, в частности, с М.А. Фроловым, статьи об истории одного из томов серии, посвященного советской литературе, и претерпевшего за годы подготовки и реализации множество изменений, как в отношении структуры, так и в составе авторского коллектива тома. Наконец, последнее направление работы, необходимость которого очевидна – это подготовка кратких архивных справок об осуществленных и неосуществленных томах серии.

Эта часть ее сообщения стала ответом на прозвучавшее в выступлении к.ф.н., зав. отделом «Литературное Наследство», зам. директора ИМЛИ РАН Олега Анатольевича Коростелева, предложение, касающееся композиции будущего издания. Учитывая, что вполне возможно и, судя по последним архивным находкам, закономерно деление будущего издания на несколько томов, то и структура и состав его должны быть комбинированы, исходя из целей и задач публикаторов. Первый том отдается под «содержательное ядро», в которое входят материалы, упомянутые еще в 2015 г. в аннотированном проспекте издания. Второй том составят упомянутые С.И. Пановым «сюжеты истории», затем – крупные персональные эпистолярные комплексы, такие, например, как переписка представителей русской литературное и художественной эмиграции, касающаяся подготовки тома «Иван Бунин», частичную публикацию которой О.А. Коростелев осуществит в рамках проекта в конце текущего отчетного года, а также материалы, которые в подобные комплексы не складываются, но, расположенные в единой хронологической цепи с соответствующими комментариями, будут представлять не менее наглядную хронику научной жизни редакции, ее авторов и участников. В заключение своего выступления О.А. Коростелев предложил опубликовать в конце предполагаемого первого тома документальное приложение, в котором история каждого тома серии (как вышедшего, так и не вышедшего) будет кратко представлена в виде лаконичных, но глубоко информативных (предусматривающих цитацию архивных документов) справок, строящихся по единой схеме: 1) название тома, 2) хронологические границы работы редакции над ним, 3) редакционно-авторский коллектив, 4) содержание тома, 5) основные этапы его подготовки. Наличие такого рода приложения, во-первых, будет учитывать интересы и потребности исследователя, в руки которого попадет это издание, поможет ему лучше ориентироваться в документальном издании, а, во-вторых, впервые разрешит важную археографическую проблему и послужит дальнейшему выявлению материалов к изучению работы редакции, а также истории литературоведения в целом.

Все высказанные на круглом столе конструктивные предложения были приняты собравшимися, они существенным образом повлияют на организацию работы над проектом.

Фролов М.А.,
руководитель проекта «“Литературное наследство”: научная школа и академическая серия
в истории отечественного литературоведения 1930-1980-х гг.»

Сергей Панов и Олег Коростелев Участники круглого стола
Дарья Московская
Участники круглого стола